«Сечин тоже не должен чувствовать себя спокойно» 13 августа 2016 в 4:28

Сергей Иванов перешёл с поста главы администрации президента РФ на должность специального представителя главы государства по вопросам природоохранной деятельности, экологии и транспорта. Политолог Станислав Белковский считает, что эта перестановка – продолжение серии недавних отставок, произведённых президентом: Путин выводит из ближайшего окружения как раз тех, кого называют его давними друзьями и соратниками.

По официальным данным, Иванов сам попросил об отдыхе на природе, причём уже давно. «Помню хорошо о нашей договорённости о том, что вы просили не использовать вас на этом участке работы в должности руководителя администрации президента более чем четыре года, поэтому с пониманием отношусь к вашему желанию перейти на другой участок работы», – такими словами президент напутствовал свою уже экс-правую руку (цитата по сайту Кремля).

Сергей Иванов возглавлял администрацию президента РФ 4 года без малого, с декабря 2011-го. С Владимиром Путиным они познакомились в конце 1970-х годов: работали в одном подразделении Ленинградского управления КГБ. Позже Сергей Иванов служил резидентом в Финляндии и в Кении. По первому образованию – филолог, окончил филфак ЛГУ. Второе высшее получил в Институте КГБ (ныне Академия внешней разведки). С 1998 года был заместителем директора ФСБ. Директором тогда был Путин. С 2005-го по 2007 год занимал пост вице-премьера правительства и министра обороны. Перед президентскими выборами 2008-го Иванова называли наиболее вероятным преемником Путина.

Вместо Иванова руководителем администрации президента РФ назначен прежний заместитель – Антон Вайно. Внук бывшего первого секретаря ЦК Компарии Эстонской ССР, дипломат, выпускник МГИМО, работал в посольстве России в Японии. В 2003 – 2004 годах служил в управлении протокола президента РФ. В апреле 2008 года, после того как президентом был избран Дмитрий Медведев, Вайно возглавил протокол премьер-министра Путина. В мае 2012-го, после инаугурации Путина, стал заместителем главы президентской администрации.

- Станислав Александрович, что означает уход ещё одного старого друга президента?

– Я считаю, что Путин избавляется от старых друзей, заменяя их на слуг. Он начал тяготиться своими старыми друзьями во власти. С одной стороны, самим фактом своего существования они напоминают ему о тех временах, когда он не был большим начальником, тем более – президентом России. С другой стороны, они ощущали себя слишком безнаказанными и неприкосновенными благодаря ресурсу личной дружбы с президентом. Ему нужны исполнители, которые с ним на вы, а не на ты. Которые изначально смотрят ему в рот и считают боссом, а не личным другом.

- Не понимаю, чем был плох Иванов. Слышали мы о нём мало, скандалов особых не создавал…

– А это психологический вопрос. Это не вопрос функциональный. Это стандартный путь авторитарного правителя. Учебник истории даёт нам много таких примеров. Сначала такой правитель – первый среди равных, потом он сильно возвышается над командой. На третьем этапе он начинает избавляться от старых соратников, поскольку для него теперь важны люди, находящиеся с ним на дистанции изначально. Исполнители, а не друзья.

- Путин проводил Иванова словами «с пониманием отношусь к вашему желанию перейти на другой участок». Может быть, тут нет особой психологии, человек сам пожелал сменить работу? Или, может, друзья сами бегут?

– Если мы начнём дословно трактовать все эти дипломатические пассажи, мы зайдём слишком далеко. Так оформляется любая отставка. Когда в отставку уходит крупный чиновник, сразу возникает две «утечки»: первая – он тяжело болен, вторая – давно просился.

- Не обидно ему переходить с такой должности на природоохранную работу?

– На сегодняшний день это очень обидно и унизительно. Но я не исключаю, что это трамплин к новому назначению. Согласно одной из версий, Сергей Иванов может вернуться в правительство и занять место вице-премьера по промышленности и оборонно-промышленному комплексу.

- Там же, кажется, Рогозин?

– Он может занять место Рогозина. Даже с несколько более широкими полномочиями.

- Почему не сразу?

– Видимо, ещё нет решения убрать Рогозина. Путин же всё делает постепенно. Он по психотипу – консерватор.

- Разве Рогозин – из той команды, которую надо менять?

– Нет, Рогозин – не близкий к Путину человек. Просто он Путину поднадоел. В первую очередь неэффективностью оборонно-промышленного комплекса под его руководством. Только что, как вы знаете, сорвались испытания зенитно-ракетного комплекса, предназначенного для фрегата «Адмирал Горшков». И так далее. И именно потому, что Рогозин – ни в каком смысле не близкий к Путину человек, по отношению к нему накапливается неотвратимое раздражение.

- Путин считает, что сумма поменяется от перестановки слагаемых? Если поменять условного Рогозина на условного Иванова, все ракеты сразу полетят?

– В какой-то степени, может быть, «сумма» и поменяется. Но если говорить о замене Иванова на Вайно, то это просто замена друга на администратора. Путину нужны эффективные администраторы в каждой точке пространства.

- Где та «скамейка», на которой он берёт эффективных администраторов? Откуда он знает, что они будут эффективны?

– Это сотрудники его личного аппарата и охраны, с которыми он работал на протяжении последних 15 лет бок о бок. Вайно был шефом протокола Путина, когда тот работал председателем правительства. Мы с вами понимаем, что, каков бы ни был формальный статус охранника или шефа протокола, он находится рядом с телом начальника очень длительное время. Никакой премьер-министр так тесно не контактирует с президентом, как охранник или шеф протокола. Поэтому у Путина была возможность оценить личные качества этих людей.

- Но как, по каким признакам Путин узнаёт, что тот или иной охранник будет хорошим руководителем региона или администрации?

– Это субъективный выбор Владимира Владимировича. Он считает, что они будут на новой работе хороши. Мы с вами не можем залезть ему в голову. Он считает, что умеет оценивать людей. И он оценивает людей, с которыми на протяжении ряда лет был в непосредственном физическом контакте большую часть рабочего дня, которых, как он считает, он хорошо знает. С другой стороны – они не навязываются ему в друзья, чётко понимают иерархию: они – слуги, он – господин.

- Меня давно интересует: почему заместитель главы администрации, будь то Володин или Сурков, у нас гораздо более заметная фигура, чем сам глава администрации?

– Володин занимался внутренней политикой. О внутренней политике хочет поговорить очень много людей. А глава координирует все направления деятельности администрации, особенно документооборот и график президента.

- Это работа канцелярская?

– Она политическая, потому что в зависимости от документооборота и графика президента принимаются те или иные решения. В зависимости от того, кто встретится с президентом, какие документы попадут ему на стол первыми, а какие – последними, в значительной степени определяется логика политических решений. Аппарат здесь играет огромную роль. Кстати, поэтому логично назначение Вайно, который считается большим специалистом по движению документов и составлению графиков.

- Почему президент не продвинул на эту должность Вячеслава Володина?

– Вячеслав Володин, как мне представляется, имеет все шансы после выборов 18 сентября перейти на пост спикера Государственной думы.

- Ну, если в логике избавления от прежних друзей…

– Вячеслав Володин не относится к друзьям президента, он пришёл в его команду уже тогда, когда Путин был президентом. Но Володин понравился Путину в определённый момент – и он рекрутировал его в свою команду. Однако это не тот старый друг, который помнит времена, когда Путин был никем. Психологически это, как говорят в Одессе, две большие разницы.

- И всё равно его тоже могут переместить?

– Я думаю, что вопрос созрел. Путин вполне может после думских выборов переместить Володина в Думу, чтобы он управлялся со сформированной им же нижней палатой парламента.

- Кого тогда можно передвинуть на место Володина?

– Пока не знаю. Идут разные слухи.

- Сурков?

– Владислав Сурков очень хочет вернуться на это место, но я сомневаюсь, что вернётся. Потому что такого рода «камбэки» не в стиле Владимира Путина.

- Каких ещё отставок и перестановок можно ждать среди оставшихся ближайших друзей?

– Каких конкретно – этого не знает никто, кроме Путина. Но думаю, что Сергей Чемезов и Игорь Сечин не должны чувствовать себя абсолютно спокойно.

- Неужели Сечин?

– А чем Сечин лучше или хуже Иванова? Или, скажем, Бельянинова, чей пресс-секретарь в день обысков заявлял, что отставки быть не может, потому что не может быть никогда?

- Ну, коммерческая компания…

– Нет, «Роснефть» – не коммерческая компания в чистом виде. Это государственная компания, от которой в значительной степени зависит наполнение бюджета. Это стратегическое бюджетообразующее предприятие в нефтяном секторе. Под этим предлогом и производилось наполнение «Роснефти» огромным количеством разных активов, особенно ТНК-ВР.

- Раз президент взял такой разгон, какая судьба ждёт Дмитрия Анатольевича, нашего премьер-министра?

– Ну, разгоном я бы это не назвал. Всё-таки людей не будут сажать, у них не отнимают их богатства. Идёт медленный эволюционный процесс.

- Я имела в виду, что эволюционный процесс, может, медленный, но явно разгоняется.

– Что касается Дмитрия Анатольевича, то он занимает эксклюзивную позицию, в отличие от остальных. Он не просто друг президента, он его политический сын. Он 24 сентября 2011 года отрёкся от престола в пользу Владимира Путина, чем доказал свою полную лояльность. Поэтому он, я думаю, находится за скобками этих кадровых перестановок. Это не означает, что ему ничего не угрожает. Но, по крайней мере, мне представляется, что он падёт последним.

- Вообще «оттуда» – или с поста премьер-министра куда-то на другое место? Одно время говорили, что он возглавит Верховный суд.

– Пока что он остаётся полуофициальным преемником Путина. Этого никто не отменял. Цель Медведева – досидеть до того светлого дня, когда Путин снова уступит ему президентский пост. Чтобы убрать Медведева с поста премьер-министра, который сам по себе не имеет существенного значения… Так ведь?

- Даже не знаю, что ответить.

– Чтобы убрать Медведева с поста премьер-министра, Путину надо определить нового преемника. Это сложно.

- А вот как раз Сергея Иванова тоже когда-то называли преемником…

– Медведев уже доказал, что ему можно доверять. Никто другой не доказал.

- То есть преемник у нас не поменялся, он всё тот же?

– Может быть, он изменится. Но пока тот же.

- Вы объяснили тактику президента – зачем он переставляет кадры. А какая у него конечная цель? Какая у нашего президента стратегия?

– Никакой. Путин по типу мышления не стратег. Он тактик. А тактик не может мыслить стратегически. Он мыслит короткими перебежками. Он планирует на 3 – 4 месяца вперёд. Поэтому бессмысленно задаваться вопросом, что будет делать Путин в 2018 году. Он об этом не думает. А раз он об этом не думает, то зачем нам об этом думать?

Разместил  Ростислав Максуль Источник:  fontanka    Автор:  Ирина Тумакова